Если ребенка травят в классе

«Жирный очкарик» - самое мягкое, что мне доводилось слышать в школе. Я не знал, как ответить. И меня гнобили ещё больше. Как-то я попытался пожаловаться отцу, он посоветовал не быть нюней. Больше я родителям ничего не рассказывал. Теперь у меня растёт сын. И я не хочу, чтобы история повторилась. Мы обсуждаем его школьную жизнь. Я учу его отвечать и защищаться, лучше – с юмором. Одноклассники бывают у нас в гостях. Что бы я сделал, если заметил, что ребёнок не хочет в школу? Или если бы он рассказал о травле? Я не стал бы говорить ни «Я немедленно разберусь с этим!», ни «Разбирайся сам!» Но дал бы понять, что я рядом и проблему будем решать вместе. Постарался бы понять, с чего все началось, ведь травить ребёнка с нормальной самооценкой вряд ли станут. Чаще жертвой буллинга становятся те, кто отличается - внешностью, привычками, увлечениями. А почему бы не попытаться вместе с ребенком превратить его особенности в сильные стороны? Еще с согласия сына я поговорил бы с учителем и постарался подключить к происходящему школьного психолога. В такой ситуации надо работать всем вместе - и с ребенком, и с классом, и с родителями.